Версия для слабовидящих

Историческая справка

    Кестеньгское сельское поселение входит в состав самого большого и самого северного в Республике Карелия Лоухского муниципального района. Площадь полселения равна 12784,01 кв.км., что составляет 56,9% от общей площади Лоухского муниципального района. Это сотни километров малонаселённых пространств, девственных лесов и обширных болот, холмов и скал, озёр и ламбин.
     Территория Кестеньгского сельского поселения граничит (является смежной) с территориями Мурманской области, Малиновараккского сельского поселения, Чупинского городского поселения, Лоухского городского поселения, Финляндии, Луусалмского сельского поселения, Пяозерского городского поселения, Амбарнского сельского поселения.
В состав поселения входит 9 населённых пунктов, 8 из которых расположены по единственной шоссейной дороге, построенной в 20-х годах прошлого века и ведущей от райцентра Лоухи в глубь района к государственной границе.      Эти селения сравнительно молоды: 3 из них - посёлки Сосновый, Софпорог и Тунгозеро появились после Великой Отечественной войны во второй половине 20-го века. Самая древняя история у села Кестеньга, расположенного на северном берегу 3-го в Карелии по величине (после Онежского и Ладожского) озера Топозера, на самом большом острове которого до середины 19-го века более 100 лет существовал известный в истории раскола Топозерский скит, куда из ближних и дальних мест России бежали от преследований новой церкви сторонники старой веры. Скит (часто его называют монастырём, т.к. в лучшие годы он включал до 40 построек) имел огромное влияние на местных карелов, так, что даже в начале 20-го века, как отмечали «Архангельские епархиальные ведомости» в 1908-м году, половину населения Кестеньгского прихода составляли староверы.
    История наших мест богата, поучительна и трагична, как и история большинства карельских селений, переживших за сотни лет своего существования немало бед и лишений, но все-таки вновь и вновь возрождавших жизнь на родных пепелищах.
     Эти глухие северные места, большую часть года укрытые снегами, небольшие, в основном семейные группы людей, населяли уже в бронзовом веке, т. е. более 3-х тысяч лет назад. Это подтверждают найденные несколько лет назад в пос. Софпорог на берегу реки Софъянга фрагменты женского украшения, относящиеся именно к этому периоду. Это были саамы или лопари - народ-загадка. Саамы относятся к особому антропологическому типу, не имеющему аналогии в Европе. Откуда и когда появился этот народ точно не известно до сих пор. Вытесненные карелами, финнами и русскими, они частью вымерли, частью ушли дальше на север. К началу 18-го века лопских поселений в наших местах не стало и сегодня о них напоминают только названия некоторых островов и мысов озера, да и название самого озера происходит от лопарского слова «туоппо» -ножны.
    Согласно существующим с 15-го века историческим документам, эта территория носила название «Лесная Лапландия», а затем большая часть Топозера и его окрестностей вошла в тогдашнюю Беломорскую Кемскую Лапландию. Официальных сведений о плотности поселений не имеется, но известно, что население проживало в 17-ти маленьких деревнях. Все они были уничтожены в 1589-м году во время варварского набега шведов на побережье Белого моря от Умбы до Керети. Шведские набеги в Северную Карелию и на Кольский полуостров носили регулярный и частый (иногда через 7-10 лет) характер на протяжении нескольких веков и конец им был положен только победой русского оружия в долгой (21 год) Северной войне. Война закончилась в 1721-м году, в этом году в Кестеньге стоял 1 дом, а население Кестеньгского района (слово «район» применено условно) – нескольких деревень вокруг Топозера - составляло 106 налогоплательщиков, а всего 212 человек.
    Поскольку шведская угроза была ликвидирована, жизнь начала налаживаться. Стали появляться новые деревни. В период с 1800-го по 1859-й год население Кестеньги и района увеличилось более чем в 3 раза и это был пришлый народ в основном из южных районов Беломорья. Приросту населения и повышению жизненного уровня способствовало появление в первой половине 19-го века в приходе Кестеньга – Оланга нового промысла- оленеводства. Прежнее занятие жителей Кестеньги – подсечно-огневое земледелие и новое – оленеводство давали источник существования редко населённой местности. Всё изменилось в 1858-м году. В тот год властями был наложен запрет на рубку леса в целях его охраны, т. е. запрещалось выжигать лес под пашни. Этот запрет пагубно отразился на жизни местных крестьян, ведь бедная, часто болотистая и ничем не удобряемая земля не могла давать более- менее сносный урожай долгое время на одном месте и пашню надо было постоянно переносить, а делать это запретили.     Начался отток населения, и его потеря была значительной. Жители Кестеньгского прихода переселялись в основном на побережье Белого моря – в Кандалакшу, Кереть и др. Переселение безземельных из Кестеньги продолжалось всю вторую половину 19-го века, а с началом строительства Мурманской железной дороги в 1914-м году, жители наших мест стали переселяться в только что появившийся посёлок Лоухи.
     Но следует отметить, что особенно губительным этот отток не стал, потому что сохранялся большой естественный прирост населения, например – в 1898г. число рождений 67, смертей-4, в 1899г. рождений – 67, смертей – 9, в 1900г. рождений – 67, смертей – 4, в 1901г. рождений – 76, смертей – 14, в 1902г. рождений – 80, смертей – 3 и т.д. Всего в приходе за 10 лет с 1898г. по 1907г. родилось 789, а умерло 81 человек, т.е. налицо практически 10-ти кратное превышение рождаемости, таких показателей, как 100 лет назад, наше поселение не знало.
20-ый век территория нашего поселения встретила крайне слабой в экономическом отношении: никакой промышленности, слабое сельское хозяйство. В достаточном количестве местное население выращивало только картофель и репу, из зерновых – ячмень; первобытное бездорожье, неграмотность, керосиновые лампы да ещё сохранившиеся кое-где у беднейших слоёв населения курные избы - это «проклятие христианской души», как назвал их Элиас Лённрот. Главный промысел местных карел – рубка, вывозка и сплав леса, в том числе и для финских лесопильных заводов.
    Революционные события и гражданская война в 1918 – 1922 г.г. принесли страшную разруху. Отступая, белофинны и «союзники» сжигали целые деревни. Уничтожали то, что не могли вывезти, а вывезти они старались всё, даже скромную крестьянскую утварь. Возвращаясь в родные места, крестьяне находили лишь тягостные пепелища. Приходилось строить землянки, шалаши, рубить убогие избушки.
    Советская власть принесла экономическое возрождение в наши места. Хозяйственная жизнь стала быстро развиваться: построили шоссейную дорогу Лоухи – Кестеньга, начали строить железнодорожную ветку, создавать рыболовецкие артели, в 1926-м году в Кестеньге появилось радио, чуть позднее и электричество, в1929-м году создан кестеньгский леспромхоз, на лесозаготовках стала появляться техника, строились жилые дома и т.д.
    В 1927-м году был создан Кестеньгский район, куда вошли 2 прихода – Кестеньгский и Олангский общей площадью 15300 кв. км. Деревень в них было 43 с населением 5116 человек.
    С 1-го января 1934-го года в Кестеньге стала выходить своя районная газета «Красная Кестеньга», печатали её в своей же типографии. Эта газета стала прародительницей нашей сегодняшней районной газеты «Приполярье». Был построен 2-х этажный Дом культуры, где занимался хор, духовой оркестр, работали кружки для детей и взрослых и размещалась библиотека.
    Люди трудились с энтузиазмом, ударная работа кестеньгских лесорубов и сплавщиков была известна в республике. Например - по итогам 1931-го года Кестеньгская районная комсомольская организация была награждена ЦИК республики денежной премией.
    Но труды людей, их судьбы и мечты разбила Великая Отечественная война. Три долгих года с 1941-го по 1944-й год территория поселения была оккупирована. В огне войны исчезли все деревни района и от самой Кестеньги остались только 4 дома. Послевоенная история села это история нового возрождения. Пик послевоенного экономического развития территории пришелся на 60-70-е годы, затем – застой, а в 90-е годы произошел упадок промышленной и социальной сферы территории. В новый век наше поселение вошло вновь экономически слабой территорией.